• Страница 16 из 16
  • «
  • 1
  • 2
  • 14
  • 15
  • 16
Модератор форума: Skelos, Falcon, Serebranka, Элек3х  
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » Французские каникулы (рабочее) ((пост ACII, Вселенная AC, джен, гет, миди, NC-17, adventure))
Французские каникулы (рабочее)
Элек3х написал в 20:09, 21.05.2011 #1
Субмодератор
Название: Французские каникулы (рабочее)
Автор: Элек3х
Фандом: Пост ACII, Вселенная Assassin's Creed
Тип: джен, гет
Герои: Дезмонд Майлз/Люси Стиллман, Антуан Грей
Рейтинг: точно до NC-17 дотянет, мне понравилось лимон писать)
Жанр: general, drama, historical, romance, adventure, action
Размер: миди
Состояние: в процессе
Предупреждения: AU, может быть OOC, спойлеры по всем частям, смерть второстепенных и не очень персонажей
Исторические события: Французская революция (фон) и другие (остальные допишу позже, когда всё будет точно ясно и определено – фиг знает, как там повернётся)
Исторические личности: Наполеон Бонапарт и другие (аналогично)
Примечания и комментарии: [i]Этот фик основан на моём самом первом фике, написанном около года назад - о путешествии Дезмонда во Францию и о его французском предке Антуане Грее, узнавшем о ЧЭ у Наполеона. Там всё писалось лишь ради государственного переворота Наполеона, здесь же я постараюсь охватить ещё кое-какие события ВФР и наполеоновских войн. Надеюсь, вам понравится. Только учтите - обновлений часто не ждите. Надеюсь, что числа после 10 я смогу приступить к сему фику более плотно, но пока - ЕГЭ. В общем - enjoy! И не забывайте комментировать)

Дисклаймер: Вселенная – Ubisoft, сюжет – Истории. Однако и своё авторство было б неплохо сохранить
Размещение: Только с моего согласия и с указанием ссылки на источник


Please review!)
Feel the frostbite!
Exceed all hope of coming back alive!
Элек3х написал в 21:34, 25.05.2012 #151
Субмодератор
andre982d, рандом такой рандом) Я сейчас организатор (ну и кэп, чего уж тут) в одной команде на фандомную битву и простоучаствую ещё в двух, так что пока не до этого фика. Но, может быть, летом ещё будут главки. И да, это однозначно долгострой, продолжения будут выкладываться медленно и нестабильно.
В любом случае, бросать совсем желания не было)
Feel the frostbite!
Exceed all hope of coming back alive!
katypaklina написала в 00:58, 03.07.2012 #152
Пользователи
Элек3х, это превосходно! Grazie! bravo bravo bravo
С нетерпением ожидаю продолжения.
Правда - это всего лишь правда, а ложь становится историей.
8
2
Альтаир12 написал в 15:50, 11.07.2012 #153
Проверенные
Элек3х, Вы пишете классно, но вот я заметил в твоём недавнем тексте частое повторение имён, ведь Вы хорошо начитанный человек, и знаете что иногда имена можно заменить синонимами, к примеру: Дезмонд(мужчина, ассасин и т.д.)
Так, на мой взгляд текст не очень режет глаза :)
6
SharpKvant написал в 13:52, 18.07.2012 #154
Проверенные
bravo bravo
...
4
Элек3х написал в 01:21, 17.10.2012 #155
Субмодератор
And who's back? I'm fucking back! Screw Fandom Kombat, let's get back to French Holidays!

Юбилейная, кстати, часть.
Итак, несколько моментов: во-первых, я постараюсь сделать апдейты более регулярными. Скорее всего - в начале недели по главе. Во-вторых, теперь будет больше Антуана и меньше Дезмонда.
Enjoy!
Да, я повторяюсь. Для большей цельности)

X.


Он лежит в кровати, стараясь унять участившееся дыхание. Неужели их миссии конец?
Не в силах более лежать, он рывком поднимается с постели. Нет, он отказывается верить в произошедшее!
- Дезмонд? – слышится тихий голос с соседней постели. – Всё в порядке?
Он оборачивается и, наконец, замечает Люси, которая по-турецки сидит на матрасе и наблюдает за Дезмондом, борясь со сном. Он не может сказать, сколь давно она проснулась; может быть, она наблюдала за ним? Он застывает на несколько секунд, обдумывая следующие действия.

Бернарду никак не удавалось уснуть. Софи уже давно тихо сопела в его объятиях, она вообще обладала удивительным качеством засыпать после любых потрясений в почти любых условиях, а он, бедняга, мучился. И на то было причины - и прибытие Люси с раненным Дезмондом и двумя полудохлыми тамплиерами в багажнике, и сам Дезмонд - с его внезапной потерей сознания - да и сама Люси с её неожиданной нежностью и беспокойством по отношению к Дезмонду. Он ведь немного знал её - правда, только по рассказам Шона, когда они работали вместе в Альпах несколько лет назад - и такое, в общем-то, достаточно открытое проявление эмоций к мужчинам было совсем не в её стиле.
Бернард осторожно привстал, чтобы не разбудить девушку - так он и знал, первые лучи солнца уже пробивались сквозь неплотно закрытые шторы. Кажется, уснуть уже не получится. Он осторожно высвободил руку и с любовью поглядел на Софи. Та недовольна поморщилась и перевернулась на другой бок, уже протянув руку, чтобы положить её ему на грудь, однако грудью ей послужила подушка, заботливо подложенная Бернардом. Он уже был на ногах.
Ещё несколько минут - и он вышел из ванной комнаты, готовый к новому дню, обещающему быть заполненным событиями. Застёгивая пуговицы на рубашке, он выскочил из квартиры и спустился на пару этажей вниз. Там, по настоянию Софи, стояла кофемашина - Бернард всегда просыпался рано и не мог отказаться от кофе, а Софи не хотелось, что шум каждый раз будил её. Там же сейчас и содержались пленники. Бернард открыл квартиру, не забыв отключить сигнализацию, которая немедленно активировалась бы при попытке проникновения постороннего. В самом центре комнаты стояла самая настоящая клетка - к сожалению, ничего более эффективного для содержания пленников в столь ограниченных условиях придумать не смогли. Да и немного было их, таких пленников - война велась не на жизнь, а на смерть.
Бернард быстро управился с кофе и стал наблюдать за парочкой тамплиеров, пока ещё мирно спящих на полу. К их счастью, в доме было достаточно тепло, и простуда ни одному из них не грозила. Хмыкнув, он достал из холодильника сыр и, прибавив к этому нехитрому набору хлеб и пару бутылок воды, положил всё на столик на колёсиках около самой клетки. Пару раз постучал по прутьям:
- Сони, завтрак! Проникнитесь нашей гуманностью.
На часах было уже восемь утра, и он решил разбудить Софи сам (а Дезмонда с Люси оставить в покое, в конце концов, сон необходим после столь долгого перелёта - учитывая, что им предстоит впереди). Поразмыслив - кофе уже почти был готов - он остановился на крауссанах. Когда он уже был почти готов уходить - осталось лишь проверить серверную, просто так, на всякий случай - один из пленников внезапно подал голос:
- Что с нами будет?
- Сейчас и будем решать, - бодро отозвался Бернард, многозначительно потыкав пальцем в потолок. - Так что кушайте, существует вероятность, что это последний ваш завтрак.
Наконец, Бернард взял поднос с парой чашек кофе и тёплыми крауссанами и направился к двери. Как раз в этот момент на табло над дверью зажглась красная лампочка и громко прозвучал одиночный резкий сигнал тревоги. Это означало - "Что-то случилось, быстрее поднимайся наверх!". И француз ускорился - почти что швырнул поднос на столик, выбежал из помещения, не забыв захлопнуть дверь - и уже через два десятка секунд наблюдал следующее.
В главной комнате, где за ширмой находилась их с Софи кровать, уже работали компьютеры. Тихий шум наполнял её, подчеркивал напряжение между людьми в этой комнате. В Анимусе сидел Дезмонд - он застыл, не смея пошевелиться, ведь Софи держала пистолет около его виска. С другой стороны, почти у окна, стояла Люси. Упорно сжатые губы, горящие глаза - однако противопоставить оружию Софи она ничего не могла.
- Что происходит? - осведомился Бернард.
И услышал ответ Софи:
- Дезмонд запрограммирован Абстерго. Воспоминания, которые он видел, были искусственно вживлены ему. Как Кроссу.
- Совсем необязательно, - голос Люси был спокоен и твёрд. - Я знала бы, если бы он был одним из спящих агентов, однако я видела характеристики в его карте - он непригоден. Скорее всего, эти воспоминания - лишь... Часть их программы.
- Какой программы?
- Изначально... Не предполагалось, что неподчиняющиеся Абстерго объекты будут умирать. Им хотели стирать память. Однако замена памяти самого человека - сложная штука, и даже Абстерго, со всеми своими ресурсами, пока не способны на это. Тем не менее, все Объекты сразу подвергались испытанию: им пытались вживить память их предка другой ветки, дальнего родственника. То есть... То, что видел Дезмонд - это правда. Это действительно было с Антуаном. Но это действительно не его память, она была искусственно вшита в... его мозг, взятая, скорее всего, из общего архива. Это даже хорошо - мы точно знаем, что тамплиеры знают жизнь Антуана только до этого момента. В результате той случайной ночи родился кто-то, чей потомок в результате попал в базы Абстерго.
- Если они сумели вживить ему такой участок памяти без всяких проблем, то и нечто более серьезное, вроде указаний что делать, когда он попадёт к ассасинам - на случай, если такое будет - тоже вполне могли.
- Нет, - одновременно раздались голоса Люси и Бернарда, и последний продолжил: - Вживить память твоего предка, взятую от родственника - это ещё куда ни шло. И то, явно видно отторжение этой памяти - головная боль, сам тот факт, что Дезмонд видел её наяву - мозг старался быстрее избавиться от этих воспоминаний, показать их. Этот... сюжет, этот участок памяти, единожды запущенный ещё Ребеккой, не мог остановиться, у него не было тормозов - ибо был вживлен некачественно. С родной и хорошо зашитой памятью такого бы не происходило.
Ты и сама должна это знать. Давай, включи рационализм, убери параноидальную перестраховку, - это он почти прошипел.
Софи оценивающе взглянула на их обоих, затем на Дезмонда, на свой пистолет - и, наконец, убрала его.
- Я все равно буду следить за ним. Параноидальная перестраховка ещё никогда не была лишней. Бернард, все ли нормально с пленниками?
Люси в это время наклонилась к Дезмонду.
- Прости её. Мы живём в такое время...
Дезмонд остановил её жестом.
- Я всё понимаю. И это не столь важно. У нас же немного времени, так? Давай продолжим наблюдать за Антуаном. Это действительно необходимо, - в его голосе был слышен дискомфорт и желание быстрее убраться из внешнего мира.
Люси опустила голову и кивнула.
- Да. Я... Я подключу тебя к Анимусу.

Добавлено (17.10.2012, 01:20)
---------------------------------------------
Сквозь прикрытые веки он видит брата, сидящего в ногах у него на постели. Николас почти источает сосредоточенность и обеспокоенность. Антуану действительно плохо - однако присутствие брата делает болезнь слабее, зажигает какое-то теплое чувство внутри. Он выдавливает из себя улыбку, чтобы Николас не переживал за него и послушно открывает рот навстречу ложке с микстурой.

- Догони! - У Николаса явная фора, но разве это когда-нибудь мешало Антуану? Он петляет между деревьями, легко перескакивает корни, и когда под его ногами внезапно разверзается овраг, он мягко сбегает, почти скатывается вниз по мокрой листве, у самого дна лишь оттолкнувшись, чтобы не вляпаться в грязь. Он хватается за ветку, кажется, достаточно крепкую и толстую, дабы перебросить своё тело над лужей - и вместе с ней приземляется на мокрую траву, еле сумев удержаться на ногах. Он несётся вперёд - зная, что брат побежал к доскам, перекинутым через овраг в нескольких десятках метрах в сторону - и как раз в тот момент, когда Николас ступает на своеобразный мост, он выскакивает из-за кустов, растущих в расщелине. Он успевает схватить брата за ногу, когда тот уже почти преодолевает овраг - и довольно улыбается.

Через несколько лет, когда он шагает к кузнецу через Руан за своими когтями, он замечает знакомые тёмные сапоги с узором на одной из крыш, такие же, за которые он крепко зацепился тогда, в овраге - а, может быть, это лишь воображение играет с ним злую шутку... Как бы то ни было, он знает теперь, какой меч закажет.
Призрак брата оставил его, когда он покинул Францию. Новые впечатления заглушили всё ещё острые, болезненные воспоминания - да и некогда было предаваться горечи. Он уже почти не обращался ни к образу родителей, всё ещё живом в его сознании, ни к образу брата. Ему показалось разок, что из-под шлема одного из солдат в замке Селима сверкнули знакомые любопытные карие глаза, однако он проигнорировал этот позыв.
Разве что когда он слёг на пару дней, простудившись в холодных водах одного из ручьёв неподалёку от Масиафа, несколько раз он просыпался посреди ночи, чувствуя призрачный вес брата в своих ногах. А ещё брат явился к Антуану во сне - после того памятного дня, когда Грей впервые использовал Частицу Эдема. Они долго говорили, однако на следующее утро от этого разговора в памяти Антуана не осталось и не следа.

Когда он прибыл во Францию, он провел несколько недель в Марселе, и всё это время его не оставляло чувство, что кто-то следит за ним - он всегда был немного параноиком, и потому стал себя вести осторожнее... Но чувство вскоре оставило его, и он решил, что оно мучило его лишь в силу смены обстановки.
Возможно, впрочем, что ему просто следовало оглядываться ещё чаще.
Наконец, каледойскоп смутных воспоминаний и впечатлений закончился, и Дезмонд обнаружил Антуана на пути к особняку Мирабо - его сюда направил Пьер. Как только стало известно об ухудшении здоровья Оноре, он приставил к нему пару ассасинов - однако последние пару дней от них не было ни слуху, ни духу. Не было и вестей от самого Мирабо. Оноре был далеко ни единственной и далеко не первостепенной заботой Братства, и потому снова вернуться к этой проблеме Пьер смог только сейчас. И, конечно, он послал Антуана - чтобы тот отвлёкся от, в общем-то, скучной работы в замке.
Надо сказать, что ассасин решил пойти по наиболее лёгкому пути - вместо того, чтобы пытаться завоевать доверие короля, он собирал информацию у придворных и лишь издали следил за королевской четой. По совету Мирабо, он присматривался и к шведу - Хансу фон Ферзену. И отчего-то завидовал ему - в те недолгие минуты их уединения с Марией-Антуанеттой, швед выглядел абсолютно счастливым. Антуану же не было даже 19 - и он уже чувствовал странную отстранённость, не мог влюбиться, почувствовать страсть, хотя встретил уже достаточно дам на своём жизненном пути. А вот сорокалетний Ханс, похоже, был действительно сильно, почти бесконтрольно влюблён в королеву, был готов на всё ради неё - и, несмотря на это, научился умело скрывать это от Людовика. Готовились ли они к побегу? Антуан не знал. Ему пока не удалось втереться в доверие к слугам или хотя бы подслушать беседу господ. Однако общую атмосферу во дворце, безусловно, нельзя было назвать дружеской. Напротив - в воздухе висело недоверие и враждебность к внешнему миру, упрямство и нежелание уступать. Это было неудивительно... И было глупо.
Возможно, Антуан был излишне оптимистичен, однако ему победа революции представлялась несомненной - да, безусловно, необходимо было много ещё сделать, однако аромат свободы просто витал в воздухе. Аромат новой жизни. Для Франции и - внутри Антуана теплилась надежда - для остальной Европы.
Он улыбнулся. Ведь это была, в том числе, и победа ассасинов. Главные их ценности воплощались в жизнь. Он не обманывал себя - до абсолютной победы ещё далеко. Но начался процесс - и это было неимоверно важно.
А затем он заметил огромную толпу перед домом Мирабо, и его охватили тревожные предчувствия.
Он не стал пробиваться через толпу - однако обошёл дом сторонними переулками, перебрался через ограду и мягко приземлился в саду. Он прокрался к дому, проскользнул мимо окошка в подвал и уже собирался было забраться по трубе на балкон - когда какой-то странный шум снизу привлёк его внимание. Он присел на корточки перед маленьким окошком - и уже куда более отчётливо разобрал стон.
Положившись на свою интуицию, он несколько раз ударил по тусклому окну, зацепился за края дома и забросил своё тело внутрь.

Добавлено (17.10.2012, 01:21)
---------------------------------------------
- С'est quoi ce bordel?! - Услышал он, оценивая обстановку. Тело одного из посланных ассасинов на полу, в луже мочи и крови. Второй - цепляется за стену, покрытую красными пятнами; на самого надвигается мужчина лет тридцати - дворянский камзол и аккуратная короткая бородка не вяжутся с заляпанными по локоть руками и странным блеском в глазах. В руках у него - топорик с запачканным лезвием, и Антуан снова бросает взгляд на труп: неестественно вывернутая правая рука с отсутствующими пальцами, обрубок вместо кисти на левой... Он тянется за кинжалом к поясу, но мужчина быстрее делает рывок вперёд, уже занося оружие для удара и Антуан откатывается в сторону, к каким-то мешкам. Путается в собственных ногах, падает с коротким ругательством, чудом избегает следующего выпада; лезвие распарывает один из мешков, и мука буквально выстреливает в воздух, покрывая незнакомца белой оболочкой, заставляя того закрыть глаза и отскочить назад. Антуан оборачивается и пинает мешок в противника, одновременно обнажая кинжал - когти уже готовы. Он оценивает противника: тот явно больше, опытнее, сильнее... Однако когда это останавливало Антуана? Не теряя времени, он делает выпад, заставляя врага отступить. Теперь ассасин в выигрышном положении, и он не собирается терять своё преимущество: он атакует, загоняя противника в угол - и когда у того за спиной оказывается стенка, блокирует легко предугадываемый удар топориком и пускает когти в живот врага, заставляя красное расплываться на белом от муки камзоле. Однако этого недостаточно - мужчина ревёт от боли и отбрасывает ассасина ногой; тот еле успевает отпрыгнуть, подошва разве что пачкает костюм Грея. Незнакомец теперь атакует беспрерывно, стараясь попасть хоть да-нибудь - и не подпустить противника к себе. Улучив момент, Антуан блокирует топорик когтями, и, не теряя и секунды, отбрасывает мужчину к стене и сразу же всаживает когти в кисть врага. Те с трудом входят в руку, пока топорик летит к полу. Ассасин выпускает кинжал и подхватывает оружие противника у самого пола - а затем хочет всадить его в живот врага, дабы однако тот как-то странно изгибается со страшным хрипом, сползает вниз по стенке - и топорик почти отделяет голову от тела.
- Chien sale!
Ему приходится отрубить кисть трупа, чтобы снять её с когтей - и он делает это со странной отстранённостью, лишь отмечая, что враг выбрал себе действительно весьма удобное оружие. Он отряхивает муку со штанов и направляется к ещё живому члену Братства, который с ужасом наблюдает за действиями Антуана с другой стороны подвала. На стене рядом красуется надпись - "REMÈDE - POISON"
- Лекарство, которое дают Мирабо - на самом деле, яд?
Тот медленно кивает головой, пока Антуан вытирает когти и топорик об одежду трупа; кинжал уже на поясе.
- Merci, mon frère. Я вернусь к тебе,как только закончу наверху. Сколько их, можешь сказать?
Пленник раскрывает рот - язык отсутствует.
- Оу... Мне... жаль. Я... Я вернусь, - Антуан направляется к лестницу. Мирабо важнее двух рядовых ассасинов.
Новый противник ждёт его уже наверху:
- Себастьян? У тебя всё нормально?
- Боюсь, нет, - шипит Антуан, делает рывок вперед, буквально опрокидывая мужчину, и всаживает когти в грудь, зажимая рот рукой. Он думает, что неплохо бы оставить хоть одного в живых - и лишь глубже проникает в плоть врага. Оскаливается, поднимаясь с тела. Где-то в глубине, на задворках сознания вьётся смутное облако мыслей: нет, это не правильно, так не должно быть, это слишком, остановись.
Он пробирается по дому. Здесь царит тихая, приглушенная, слегка напряженная атмосфера - такая часто бывает в доме больных людей. Лишь несколько трупов служанок, попавшихся ему на глаза и труп доктора около спальни выбиваются из этой атмосферы.
Антуан приоткрывает дверь в спальню - и сквозь эту узкую щель видит, как Оноре, приподнявшись на кровати, жадно пьёт воду, явно запивая уже принятое. Момент пропущен.
- Но... Месье, Вы же не мой врач?
- Да, Вы уже спрашивали. Я - его коллега...
- Коллега? - Антуан бесшумно поднимается сзади, всаживает когти в плечо фальшивого врача, заставляя его вскрикнуть и опуститься на колени. - Оноре, пожалуйста, попробуйте сделать так, чтобы вас вырвало. Это был яд.
- А... Ассасин?
- Антуан Грей, к вашим услугам.
- Я-то думал, куда пропали мои защитники... Сознание затуманено... Времена путаются... Я думал, что уже пойду на поправку... Но та речь...
- Это яд! Попробуйте...
- Уже поздно, ассасин, - сквозь зубы цедит фальшивый доктор. - Я сделал укол. Его смерть - дело времени.
- Ублюдки...
- Мы всего лишь... - Мужчина делает судорожный вздох, и Антуан вытягивает когти из плеча и наносит ему короткий, но сильный удар в затылок, лишая врага сознания.
- Diable...
- Антуан... Вы ведь приходили ко мне в начале марта, да? Когда...
- Прошу Вас, не тратьте сил. Возможно, еще есть способ вас спасти...
Мирабо останавливает юношу жестом.
- Нет, я... Я уже чувствую её дыхание. Ничего, не беспокойтесь. Я много думал об этом в последние дни. Найдутся другие. Способные закончить мою работу. Я верю в будущее Франции, - Оноре почти мечтательно улыбается. - Но... Но мне так жалко Вас. Я вижу в Ваших глазах ещё больше... Боли. Так... Не должно быть. Но... Но ведь со временем и это пройдет, правда? Это... Цена, которую необходимо заплатить - но ведь пройдет пара декад, и такому уже не будет место?
Антуан прикрывает глаза.
- Я надеюсь. Я... Я даю Вам обещание. Если Вы всё-таки умрёте - Ваша смерть не будет напрасной. Я помогу поставить Францию... На нужный путь.
Мирабо кивает, а Антуан срывается с места: написать записку Пьеру. Бежит в сад, к голубятне - и выбирает белого, со знакомым колечком на лапке. Шепчет ему: "Быстрее" - и снова несётся обратно в дом. Заскакивает к ассасину в подвале - он так и сидит, прижавшись к стенке, не двигаясь... Надежды Антуана на то, что, может быть, ассасин лишь потерял сознание, рассеиваются, когда тот приближается: в широко раскрытых глазах - боль, на приоткрытых губах, кажется, так и несорвавшийся крик. Он возвращается в спальню и сидит рядом с Мирабо, дожидаясь приезда Пьера.
Он не чувствует ни паники, ни страха. Лишь чёткую, тихую сосредоточенность.
Пожалуй, он знает, какие вопросы надо задать фальшивому врачу.

Feel the frostbite!
Exceed all hope of coming back alive!
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » Французские каникулы (рабочее) ((пост ACII, Вселенная AC, джен, гет, миди, NC-17, adventure))
  • Страница 16 из 16
  • «
  • 1
  • 2
  • 14
  • 15
  • 16
Поиск: