• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Skelos, Falcon, Serebranka, Элек3х  
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » The game is afoot! (на конкурс) ((АСII,гет,Эцио/Кристина,мини,PG-13,romance,angst,легкое AU))
The game is afoot! (на конкурс)
Элек3х написал в 01:14, 08.11.2011 #1
Субмодератор
Название: The game is afoot!
Фэндом: Assassin's Creed II
Автор: Air Zero, Ground Zero
Персонажи: Эцио/нжп, Эцио/Кристина
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, angst, drama
Размер: мини
Дисклаймер: нам ничто и никто не принадлежит, кроме нжп
Предупреждения: AU (и то только за небольшие изменения в одном диалоге из игры), ООС Эцио в некотором роде (хотя это написано только для тех, кто захочет заявить это после прочтения)
Саммари: По правилам, в первом абзаце саммари раскрывается проблема, изложенная автором. Так вот: проблема в том, что они однажды встретились.

Добавлено (08.11.2011, 01:14)
---------------------------------------------
Увидев эти темные с рыжиной локоны, которые спадали с ее плеч, Эцио непроизвольно остановился. В той девушке, которая выделялась из толпы своим напускным одиночеством, он увидел что-то. Какую-то магию. Какую-то тайну. Когда он неожиданно для самого себя оказался за ее спиной, ему ничего лучше не пришло в голову, кроме "Кого-то ищете, signorina?".
Это как заново влюбиться.
Когда он понял, что во время танца они находятся друг к другу слишком близко, он предложил прогуляться. Ему было нечем дышать.
Это как заново полюбить.
Аудиторе не ожидал, что она согласится. Он видел это по тому, как странно она на него смотрела, по тому, как она коротко сжимает губы в недоверии. Но она соглашалась. Впервые Эцио Аудиторе надеялся, что девушка ему откажет. Он не хотел ни в коем случае терять контроля над собой. Не с его профессией.
Но когда им удалось уйти подальше от шума и душного воздуха, он понял, как же он ошибался. Он старался вести себя так же, как и обычно: шутить, вести непринужденный разговор, улыбаться. Всегда улыбаться. И сердце продолжало колотить по грудной клетке.
Игра началась.

Она коротко рассмеялась - он рассказал какую-то шутку, на которую в другой ситуации она бы даже и не обратила никакого внимания. Но она вновь смотрела на его заразительную улыбку и не смогла сдержать смеха.
Потому что он начал смеяться первым.

- Госпожа, посмотрите, какая красивая пара, - девушка указала своим пальчиком на мужчину и девушку, которые так искренне чему-то смеялись, не переставая держать друг друга за руки.
- Да, Бердина, ты права, - девушка с некоторой завистью посмотрела на них. - Andiamo, - она увела своих служанок в абсолютно другую сторону. Лишь бы не проходить мимо.

Magia. Mistero.
Эти два слова постоянно вертелись в его голове, перекрывая крики остатков здравого смысла. Обычно в общении с противоположным полом у него был какой-то свой расчет и обязательно легкая ухмылка. Но именно в этот момент, когда не было никакого расчета, да и намерений даже изначально никаких не было, что-то изменилось. Резко. Ему всегда говорили, что у него - замечательная улыбка. Теперь он сам неустанно повторял это, заставляя ее краснеть. Он видел это даже под маской.
Снова. Опять.
Tenendo i mani.

Добавлено (08.11.2011, 01:14)
---------------------------------------------
- Как хорошо, что я не вижу твоего лица, - зачем-то сказал он.
- По сценарию ты должен был сказать "как жаль", - поправила она, усмехнувшись. - И я не собираюсь снимать маску, - она забыла слово "пока".
- Мне кажется, если я увижу тебя, то потеряю голову, - она вновь недоверчиво его оглядела, не понимая, чего же он хочет.
- Ты меня верно разыгрываешь, - усмехнулась она. Он вовремя понял, что делает. Улыбка.
- Мне же нужно, чтобы ты сняла маску, незнакомка, - опять этот сладострастный тон. Он уже наклонился к ней и почти коснулся ее лица, но она же упрямая. Она взяла его за руку, чуть отстраняя от себя.
- Тогда, - она подошла к нему вплотную, делая паузу и говоря почти шепотом, - тебе прийдется сначала догнать меня, - она подхватила юбки и действительно побежала.
Игра не хотела заканчиваться.

Это было так глупо и так по-детски. Как еще ни с кем другим. Такая встреча, такое действие. Он не предполагал в этот вечер никаких чувств и эмоций.
Сначала он дал ей фору. Потом решил бежать медленнее. Когда же он думал, что схватил девчонку, она выскользнула из его рук.
Когда она повернула к дворцу Дожей, он побежал в другую сторону, решив срезать путь.
Она остановилась, чтобы отдышаться. В таком платье было не очень удобно бежать по городу. Она оперлась на перила и оглянулась в поисках своего преследователя.
Не хотела я такой игры.
Но она была рада, что ей удалось от него скрыться. На мосту задерживаться было нельзя - так было бы легче ее увидеть...
- Кого-то ищете, signorina? - она не успела сделать и шагу. Ей даже не нужно было поворачиваться и узнавать его улыбку и голос. Она уже знала его прикосновение.
- Ведешь себя как ребенок.
Опять. Снова.
- А я думал, сегодня эту часть ты взяла на себя: ты так по-детски убежала, - шептал он ей на ухо, опаляя теплым дыханием.
Не забыть дышать.
- Не воображай себе слишком многого. Просто я знаю свои рамки, - отрезала она. А он развернул ее, заставляя посмотреть на себя.
- Предлагаю от них избавиться.
С каждым новым вдохом стена ее привычного сопротивления рушилась. Где-то рядом зазвучала серенада.

Она не осудит его за то, что он вновь влюбился. Она поймет. Она улыбнется. Может быть, даже посмеется над тем, каким глупым он бывает.
Она ведь знает, что он любит ее до потери пульса. Что он может дать ей все, что он может ради нее это все бросить. И что ради нее он живет этой проклятой жизнью. Не только. Но и ради нее тоже.

Добавлено (08.11.2011, 01:14)
---------------------------------------------
- Держите его! - кричал стражник, размахивая мечом. Эцио машинально обернулся: он не ожидал, что его будет вообще возможно узнать. Однако в следующий момент вор на бегу толкнул барда, а тот, в свою очередь, не удержался на ногах и полетел на Аудиторе, потеряв равновесие.
Всплеск.
Где-то рядом были слышны приглушенные крики напуганных девушек.
- Если ты думаешь, что из-за этого я приглашу тебя к себе и позволю высушить одежду, то ты очень сильно ошибаешься, - скрестив руки, сказала она уже внизу. Вместо какого-либо ответа Эцио в один шаг преодолел расстояние между ними и притянул к себе, прильнув к ее губам.
- Ты всегда так общаешься с незнакомками? - тихо спросила она, отстранившись.
- Только с теми, кто соглашается на игру, - он вновь потянулся к ней.
- Ты знаешь, что от тебя ужасно пахнет? - к ней вновь вернулся этот оценивающий взгляд. -Похоже, все-таки прийдется тебе сменить одежду. Но не переживай: в доме для тебя найдется комната, - она развернулась и повела его за собой.
Scacco matto.
***
У страха был пряный, одуряющий аромат человеческого пота, человеческой крови и человеческого безумия, и Эцио пришлось приложить немало усилий, чтобы подавить приступ накатившей на него дурноты. Что случилось с его родным городом? Одежда здесь, конечно, и имела тенденцию пропитываться запахом порока, но никогда - вытяжками из экстракта боли.
Сдержав желание протянуть руки к горлу, а не плечам обессилевшего мужчины, ассассин крепко встряхнул изможденное нехваткой вытекшей из раны крови тело, мало заботясь о последствиях:
- Dov'è, Manfredo? - еще одно возвратно-поступательное движение с целью привести допрашиваемого хоть немного в себя, - dov'è?! - Аудиторе не замечал, что кричит, хотя, впрочем, ему было наплевать, привлекает ли он к себе сейчас внимание. В слепой, заинтересованной больше суматохой толпе можно было сейчас спрятать и французскую армию, не то что - затеряться одинокому убийце. А о душевном здоровье "информатора" беспокоиться было некогда. Ассассину нужен был всего лишь единственный ответ, а дальше - может проваливать ко всем чертям, проповедовать на том свете, что такое человеческая справедливость.
Терпеливо выслушав полузадушенные показания, Эцио выругался и, резко выпрямившись, безмолвно ринулся в мечущуюся толпу.

Когда клинок вонзился меж шейных позвонков первого подкаблучника Савонароллы, Эцио постарался вложить в удар весь тот гнев, что он испытывал. Как, - билась в его голове единственная мысль, когда он позволял нахлынувшим эмоциям секундно взять над собой верх, чтобы, развернувшись, затем хладнокровно размозжить следующему противнику голову рукоятью меча, - как он только посмел отпустить ее, не защитить, подставить под столь серьезную угрозу?!
Еще один удар. Ведь он клялся. И тело, затянутое в темно-коричневое трико, шатаясь, словно сильно подвыпивши, рушится на землю. Эцио сплевывает уличную пыль и снова разворачивается, чтобы снова схлестнуть клинок.
Ведь он смотрел ему в глаза!
Но, отталкивая от себя очередную окровавленную дородную тушу, Аудиторе в то же время понимал, что, к великому сожалению, ищет виновных не там, где ему на самом деле следовало бы.

Добавлено (08.11.2011, 01:14)
---------------------------------------------
- Эцио, - она касается его щеки легко, почти невесомо, едва он подхватывает ее на руки, едва заметно морщась, что смеет прикасаться к дорогой парче руками, вымазанными, словно в красках, в чем-то темно-буром. - Эцио, - почти шепчет она снова, и он чувствует, как внутри что-то трескается, что-то ломается, открывая старые раны. Он мечтает о том, чтобы она замолчала, мечтает, чтобы убрала от него свои руки.
- Побереги силы, - поэтому говорит он отчаянно, с надрывом, твердо, но еле слышно, чувствуя себя семнадцатилетним парнем, которым он некогда был, и упиваясь собственной сладкой ложью. - Пожалуйста, - уже молит Эцио, - пожалуйста, побереги свои силы.

Он преодолевает тесный типичный флорентийский садик в пару шагов. Возможно, тот самый, в котором его тренировал Да Винчи, а, может, и другой тот самый, из той их самой тысячи. Но сейчас ему это неважно, убийца больше не оглядывается по сторонам. Самое главное для него сейчас - это просто идти вперед.
- Держись, Кристина, - говорит он таким тоном, на какой у него только хватает храбрости, - ты сильная, все будет хорошо, я отведу тебя к врачу.
Он знает, что она легкая, словно самаркандский шелк...
Но из ее легких вдруг вырывается страшный кашель и хрип:
- Нет, - ...и все равно он вдруг отчего-то падает на колени.
Он обхватывает ее голову, бережно проводя по волосам так, как есть: в грубых перчатках, кожа которых отесана о камни, с нежными, щемящими сердце намерениями повернуть время вспять.
- Нет, Кристина, не бросай меня, - он покачивается, словно в лихорадке, и голос срывается, скрежеща, на середине фразы, - пожалуйста, - шепчет он, чувствуя, что сейчас момент именно для романтичных клише. - Пожалуйста, у тебя нет на это права, - он выдавливает из себя слабый аргумент, чувствуя, как в руках трескается, словно хрупкое стекло, надежда. Она выглядит спокойнее, чем он, и это раздражает.
- Я не бросаю тебя, Эцио, - мягко отвечает она и тянется рукой к глубокому декольте, - разве ты не знал, что я всегда была с тобой?
Он смотрит на медальон ошарашено, почти неверяще, а на ее губах играет, словно издеваясь, почти умиротворенная улыбка. Разве ты не знал?
Как он выжил без нее все эти годы?
- Я не смогу без тебя, - шепчет он, обхватывая ее руками все крепче, - не смогу, - не смогу, не смогу! - хочется продолжить ему, но он и так понимает, что сказал слишком много.
Но она, упрямая, опять кивает:
- Сможешь, - и улыбается так, что недолго и до остановки сердца. - Я верю в тебя, Ezio. Я верю в то, что ты можешь быть счастлив.
- Christina... - не выдержал. Захлебнулся собственными же чувствами. Ведь разве он много требует? Немного времени, всего лишь немного времени! Для них. Только для них двоих. Но она выводит его из напускного транса, не давая забыться:
- И не ври мне, Эцио, - снова касается его щеки, когда он приближает к ней свое лицо достаточно близко, чтобы рассмотреть ее получше в последний раз, вобрать в себя без остатка, - не ври мне больше, что не сможешь без меня жить. Потому что, если бы мы хотели - у нас бы был, - она закрывает глаза сама, хоть и создавая ему иллюзию, и шепчет, все также улыбаясь: - еще один шанс.
Осознание приходит долго. Секунды три. И он смотрит на нее широко распахнутыми глазами, осознавая, понимая, где и когда. И не уставая поражаться. Не уставая потому, что, даже испытав предательство...
Воздуха, как мало воздуха. Ему было нечем дышать.
Он прижимает ее к себе в последний раз, чувствуя, как по растянувшимся в улыбке губам течет соленая, неповторимая слеза. И закрывает глаза. Закрывает глаза, как это делает она.
- Requiescat in pace, amore mio.
Как это, как ему кажется, делает весь мир.

Feel the frostbite!
Exceed all hope of coming back alive!
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » The game is afoot! (на конкурс) ((АСII,гет,Эцио/Кристина,мини,PG-13,romance,angst,легкое AU))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: