Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Skelos, Falcon, Serebranka, Элек3х 
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » Авторская тема by Trofimov-Assassin (Всем лучей добра)
Авторская тема by Trofimov-Assassin
Хель написала в 11:32, 13.12.2012 #11
Проверенные
Да, несомненно - хромающие орфография и пунктуация портят всё впечатление от текста. Поищите бету, это не сложно.
Всё лучше под дабстеп(ц)
2
Trofimov-Assassin написал в 11:51, 13.12.2012 #12
Проверенные
Хель, я кинул просьбу в забегаловке но там тишина
Боже, храни Диппера
Хель написала в 15:51, 18.12.2012 #13
Проверенные
Trofimov-Assassin, а нужно в Заявках кидать или смотреть там же список рецензоров и обращаться напрямую.
Всё лучше под дабстеп(ц)
2
ciuccea97 написал в 23:22, 16.02.2013 #14
Отлученные
:) :(
Рекуесткат ин паче
2
Trofimov-Assassin написал в 10:04, 28.05.2013 #15
Проверенные
ciuccea97, и после такой хорошей рецензии решил более вернуться в этот раздел и приступить за новеллизацию Бразильского варианта, только в немного ином мысле.

Я начну публиковать список драбблов в виде "Один день" из жизни персонажей которые нам встречались по мере поступления новых частей. Там будут и герои и злодеи, и ассасины и тамплиеры и вообще простые люди. В дальнейшем это может обернуться чем-то большим но пока все довольно смутно.

У каждого из публикуемых персонажей будет по два драббла и также следует заявить что персонажи будут появляться вне зависимости от хронологии Бразилии и данные драбблы посвящены максимальному раскрытию конфликта, и некоторые вещи были забыты в варианте, поэтому приступаю к фанфикам.
Боже, храни Диппера
ZombiKiller написал в 12:40, 28.05.2013 #16
Проверенные
Trofimov-Assassin, кинь драббл про Лукаша.
Trofimov-Assassin написал в 12:49, 28.05.2013 #17
Проверенные
Название: Отцы земли
Автор: Ваш Трофим
Бета: НеВаш НеТрофим
Тип: джен, экшн, пов
Фендом: AC и частично Бразильский вариант
Персонажи: Антониу Нету - Часть Первая
Рейтинг: G
Жанр: Джен, Ангст, Философия,
Размер: драббл
Предупреждение: В целом это довольная
Состояние: закончено
Дисклаймер: вселенная Ubisoft, история Земли, оформление мое, герой Бразилии
Размещение: Если уж так надо спросите

"Сильному духу не грозит постыдная смерть" - Ницше

2 июля, 1866 года, Туюти

Сегодня уже второй день июля, и уругвайская кампания по свержению тирании Лопеса только началась. Доминго Санчес лично отправил мне телеграмму, вымаливая поскорее двинуться в сторону Асунсьона и покончить с деспотом, однако дожди в конце июня, замедлили продвижение, хоть и несильно. Это один из плюсов небольшой армии – такие войска, как правило, быстрее огромных полков, что отправляют бразильцы.

Надо сказать, утро завязалось на удивление хорошо, в конце концов, пробуждаться стоит только с отличным настроением и не стоит обращать внимания на мелочи, которые могли бы его испортить. Как говорил отец: «Жизнь слишком коротка, чтобы грустить». Также он продолжал эту фразу чем-то вроде, «ещё одна слишком длинная для глупого веселья», однако в моей памяти отложилась только первая часть его фразы.

Поднявшись со своей каменной койки, я снова первым же делом наткнулся на обрамленную в рамку старую и зацветшую фотографию. Как бы наивным это ни показалось, но там были запечатлены родители – Хосе и Франческа, опекающие пока ещё годовалого младенца. Довольно милое начало дня, проснуться и тут же увидеть заботливый взгляд отца и матери.

- Сегодня определенно хороший день, - стоит повторить это для самого себя. Особенно когда ты выглядываешь из шатра в сторону поднимающегося солнца. Может быть этот рассвет – символ новой эпохи, под эгидой свободы и справедливости. Вдруг именно сегодня, Антонио Нету, выполнит свою давнюю клятву, и наконец, получит право отдохнуть. Обычный летний день казался особенным, а ранним утром, по словам очевидцев как я выяснил позже, над лагерем порхал орел. У древних воинов Рима это считалось признаком грядущей победы, правда не упоминается для кого. Однако, как говорилось ранее, следует настроиться на лучшее.

Пока что на моем старом теле находиться лишь походная рубаха, а перед тем как надеть форму стоит ополоснуться. Неподалеку от лагеря была река, где можно было вдоволь помыться перед предстоящим марш-броском. Прохрустев костяшками пальцев и зевнув, я совершенно спокойно направился к реке, оседлав моего скакуна «Буцефала». Коню тоже надо выпить воды, учитывая, что ему теперь долго носить на себе дряхлого жирдяя. Увы, моему Буцефалу не так повезло сколь его великой тёзке, и вместо победоносного Александра он получил меня.

Вода в Туюти оказалось, чуть ли не ледяной, поэтому мое плаванье не продлилось долго. Плескаясь в реке на протяжении пары минут, я довольно быстро вернулся в лагерь, и теперь был одет куда более подобающе для своего звания, и к тому же не хочется помереть от обычной простуды. Учитывая мою биографию, не думаю, что меня угробит какая-то болезнь.
К моменту проверки своих солдат я выглядел соответствующе, и теперь моя униформа сияла подобно рыцарским доспехам. Даже учитывая мою службу у Венансио Флореса, у меня была бразильская одежда, хоть и старого образца. Уругвайцы платят мне за свою работу, а Бразильцам я дал клятву .

Мои немногочисленные солдаты только вставали, и заменяли постовых, что целую ночь, дежурили окрестность. Среди этой небольшой армии в основном зеленые парнишки из Уругвая, которых к нему направил Венансио Флорес или же сыновья его прошлых бойцов. К моему большому счастью, несколько ветеранов из бывшего войска фарропилья снова присоединились к «нашему генералу» (такое у меня было прозвище в молодости) и теперь мы снова тряхнем стариной.

Наш лагерь был небольших размеров, и защищался лишь с помощью деревянного частокола. Палатки, в которых расположился отряд, скопились в кучу, устроив настоящий беспорядок. Да и генеральский шатер, не сильно отличался от других, будучи просто больше в размерах. Самые настоящие спартанские условия, которые давно стали для меня привычными. Единственное, что хоть как-то раздражало, так это уругвайский флаг на штандарте.
Конечно, Флореса следует отблагодарить за эту прекрасную возможность вновь руководить армией, но военную присягу я дал Бразилии, а не Уругваю. Однако сейчас в родном краю «Бунтующий Нету» изгнанник и жертва клеветы, посему приходиться довольствоваться званием беглеца и в очередной раз продумывать планы своей справедливой вендетты.

Большинство людей моего возраста, в основном живут воспоминаниями. Я не был исключением: во снах все ещё десятилетний сын пастуха, что наблюдал за близлежащей плантацией рабов; разглядывая бывших друзей, мысленно переносился на поля сражений времен «славной революции»; а в те моменты, когда являлся к тамплиерам, приходили воспоминания о своем посвящении и службе этому загадочному и древнему Ордену.

Орден Тамплиеров – как же внушительно это звучит. Когда был ребенком, не блистал познаниями в истории, однако всегда думал что на данный момент, просто не осталось рыцарей. Да, мне было самому смешно от этой детской наивности.
Но, что лучше – быть наивным или же быть лицемером? Эти строки наверняка пишутся снова, ведь на страницах этой книжонцы я уже не раз повествовал об этой истории. Наверняка, если бы у этого дневника была душа, он бы посчитал меня безумцем, повторяющим эту унылую и скучную историю.

***

В обычной деревушке где люди жили простой и размеренной жизнью, родился мальчик. Многие в своей жизни стараются быть довольны тем, что они имеют. Детство юноши было спокойным и протекало без особых происшествий, а любящие родители всячески ценили юного и мечтательного Антониу. Будучи сыном простого пастуха, большую часть времени, тот проводил, наблюдая за послушными овцами, а также за рабами – что вели себя как овцы.

Вблизи его деревни находилась плантация богатого рабовладельца, где негры трудились днями напролет, не зная отдыха и простого сострадания. С заката до рассвета под жарким солнцем южной Бразилии, бедолагам приходилось выполнять эту работу, в то время как их хозяин открыто их высмеивал и иногда избивал свою же собственность ради потехи. Мальчик не понимал этого, спрашивая у взрослых:

- Они же люди, так почему с ними обращаются подобно скоту? Разве мы не становимся животными, разглядывая это отвратительное действо! Бог сотворил их подобно нам, а цвет кожи или разрез глаз не означает их слабость и неполноценность перед нами.

Но все молчали, отказывались понимать эту смехотворную борьбу, и просто закрывали на это глаза. Взрослые были бессильны там, где ребенок принялся действовать. Отец чувствовал обиду своего сына, и летними ночами говорил всего одну фразу:

- Ты сын пастуха, что ты сможешь сделать? Даже знаменитые дворяне и баснословно богатые купцы не могут избавить страну от оков рабства, так что извини, ты обречен на неудачу…
Хосе Нету был гаучо, а все гаучо первоклассные всадники и воины. По крайней мере, так принято считать. После таких сложных разговоров он обязательно уводил меня от темы, предлагая какую-нибудь сладость, показать свои навыки в фехтовании, а также небольших соревнованиях между отцом и сыном.

Мальчик рос и становился мужчиной, но в нем все ещё горело это желание «все изменить», однако отец был прав. Пастух не сможет повлиять на мир, и Антониу отправился на военную службу. За годы, проведенные в армии, юноша принялся оттачивать своим ум книгами и трактами, а затем встретил маркиза Олинды – Мигеля Лекора, под чьим крылом и принялся двигаться дальше. Так Лекор и привел его в ряды Рыцарей Храма, а Нету дал священную клятву – блюсти законы этого Ордена.

Теперь Нету уже далеко не тот мальчик, и вряд ли его назовешь наивным, но это детское желание все ещё с ним.

***

Добавлено (28.05.2013, 12:49)
---------------------------------------------
К чему эта история? Лично я иногда ею вдохновляю солдат, и вообще это довольно приятный способ скоротать время.

Вы только задумайтесь, как мы приходим в этот мир. Кто первым встретит нас в суровой жизни и услышит крик, что буквально вызывает мир на поединок. «Вот он я! Встречай!» - именно с таким звуком я бы предпочел родиться, однако появляемся мы все одним-единственным способом. Видать Господу нашему было в невмоготу придумать для каждой твари особый способ прихода в этот мир или же так задумано специально, что бы показать изначальное равенство всех живущих.

Титулы и громкие фамилии, равно как оскорбления, унизительные клички и ругательства все это задумано людьми, а не природой. Многие мечтатели и философы призывали народ подняться, встать на защиту собственных интересов, и лишь немногие отважились это сделать. Все приходят и уходят в одинаковых условиях, однако жизнь идет у всех по разным правилам.
На протяжении всей своей жизни я дал три клятвы и к сущему позору, не сдержал ни одной. Многие называли меня человеком чести, однако я себя таковым не считаю. Во многом я наверное разочаровал своих родителей.
Обещал своей матери подарить внуков, но поглощенный своей борьбой и этим стремление к свободе, подобно мотыльку, что летел прямо на пламя, не заметил, как быстро текло время. Так я и расстался со своими родителями, так и не выполнив самого простого и искреннего обещания. И если я не был в состоянии выполнить столь легкую задачу как найти девицу, пожениться и сделать детей, то чего ожидать дальше? А какая идиллия могла бы получиться.
Когда пришло время дать присягу в армии, как солдат я был обязан защищать свою родину, и как офицер сделать все что было возможно, ради её безопасности. Но восстание Фаррапус, которое я начал, ради своего народа которого я защищал, разгромлено. А родная Риу-Гранди была разорена войсками монарха и шайки работорговцев, что отравляют мою страну. Тем более прямо сейчас всей Бразилии угрожает войско тирана. Разве такое обещание можно назвать выполненным?

Однажды я поклялся от всего сердца перед обычным умирающим африканцем, что в один день освобожу всех невольников и покончу с этой несправедливостью, но ведь рабство все ещё живо, тамплиеры так и не победили, а сам я долгое время скитался в изгнании, желающий лишь отмщения и восстановления справедливости. Всю свою жизнь кричал о свободе для всех, но спасти удалось лишь нескольких. Генерал был бессилен, и не смог сдержать своей клятвы.
Выйдя к солдатам, я тяжело вздохнул и взглянул в сторону реки. Там, уже начинался Парагвай, страдающий под пятой безумца, а на другом крае «свободная Бразилия» погрязшая в двуличности и тщеславии. Речь, произнесенная мною тогда, конечно не была вершиной ораторского мастерства, но она подняла боевой дух солдат и что главное мой…

- Солдаты… Нет, воины! Если честно я уже растерял большую часть своего умения выступать на публике, однако сегодня я обращаюсь к маленькой, но непобедимой армии. Можете не верить, но даже я впадаю в уныние и знаете что мне придает силы? Ваши глаза жаждущие битвы, ваши тела, что уносит жизни врагов, будто я вижу воплощение самого Ареса в этом мире. Каждый из вас на поле брани подобен богу войны, и смотря на то, как сражаетесь вы, я понимаю, что мои сомнения напрасны. Вам есть что терять, а мне нет, поэтому для меня позор придаваться лености в вашем присутствии. Так давайте встанем вместе и сметем сор и паутину с Южной Америки, да и всего мира!

Солдаты верили мне и последовали за мной, хотя это выглядело наоборот. Бойцы толкают вперед собственного генерала и тот, поддаваясь стихии, ведет её за собой.Оседлав Буцефала, я вместе с маленьким кавалерийским отрядом помчался вперед на небольшую разведку. Войска встали лагерем в небольшой рыбацкой деревне под названием Туюти, посреди округа именуемого Корриентес.

Все окружающие меня земли, удивительно напоминали о родной земле – области Риу-Гранди. Почти дикие, неосвоенные прерии, где скромно живут, хотя скорее существуют, небольшие общины пастухов и фермеров-гаучо. Скромные и однообразные равнины, не сильно отличались от ближних вод. Колосья пшеницы или же обычная трава приятно шелестела на этом ветру, и это сильно напоминало волны на широкой реке Парана, по которой могли спокойно плыть корабли. Но сейчас эти воды стали алыми, из-за многочисленных жертв наступающей Парагвайской армии.
Застыв подолгу на одном месте, я просто рассматривал родной глазу пейзаж, когда увидел на горизонте мчащихся сломя голову рабов. Деревушка Туюти была пограничным пунктом Корриентеса – что был известен невольниками для сладких утех. То, что этим бедолагам удалось сбежать уже довольно похвально.

Тотчас же пришпорив коня, я повел своих людей за собой, направляясь к беглецам. Руки, поднятые вверх, означали добрые намерения, однако обездоленные в испуге остановились как вкопанные. Спешившись, я приказал людям остаться на месте, а сам направился к бывшим невольникам, встречая лишь одной фразой:
- Я генерал Нету и я освобождаю вас!

(Сообщение было отредактировано: от Trofimov-Assassin - Вторник, 28.05.2013, 12:49)
Боже, храни Диппера
Futureen написал в 19:03, 16.12.2014 #18
Проверенные
Разделительный пост.
Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути.
Trofimov-Assassin написал в 19:04, 16.12.2014 #19
Проверенные
[ b]Название:[/b] Another Tale
[ b]Автор:[/b] Trofimov-Assassin
[ b]Бета/гамма (если есть):[/b] Если бы
[ b]Тип:[/b] близок к Ориджиналу, Гет, Слеш, Фемслеш
[ b]Фандом:[/b] Assassins Creed, Hero 2002, Emperor and Assassin
[ b]Персонажи (и/или пейринг):[/b] Вей Ю, Цзин Кэ, Гао Цзянь-ли, Чжан Лян, Цинь Шихуанди, Фэй Сюэ, Мэнг Джинь Ню, Модэ
[ b]Рейтинг:[/b] NC-21
[ b]Жанр:[/b] POV, Экшен, Ангст
[ b]Размер:[/b] Теоретически Макси, так что дай Бог, я его дописал
[ b]Предупреждения:[/b] BDSM
[ b]Состояние:[/b] В процессе написания
[ b]Дисклаймер:[/b] Все-таки мою идею с Китайским вариантом лучше отобразить в форме фанфика. Может это вызовет больше реакции, в любом случае на Китай я потратил уйму времени и сил. Почему такие высокие рейтинги? Потому что я хочу сделать Игру Престолов в древнекитайском антураже.
[ b]Размещение:[/b] Только с моего разрешения и указанием ссылки в ЛС. Хотя, это Интернет.



Пролог

Сяньян, - 247 год до н.э.


Ночи в королевском дворце Сяньян редко протекали в тишине. Удивительно, как кому-то вообще удавалось заснуть посреди стен тысячи глаз и ушей. Жили здесь роскошно, но замкнуто, подобно канарейкам в золотой клетке. Блистательное могущество дворца Сань Ян Гунь скрывалось за высокими шестикилометровыми стенами, оберегая его от взгляда простолюдинов. Форма и оснащение, пожалуй, всех дворцов той поры, следовала за классикой династии Западной Чжоу. Типичная структура с квадратным двором внутри; цоколь высотой около полутора метра, который поддерживал крышу с коротко выступающих карнизами, слегка загнутыми вверх. На воротах помимо орнамента было изображено двухголовое чудище даотэ – символ власти, воплощенный в камне. Колонны были ярко-лазурного цвета, на которых были запечатлены извивающиеся морские драконы. Внутри стен, по обе стороны от дворца находились громадные статуи черепах, с символикой Инь-Янь на панцире, и целая плеяда более мелких скульптур вокруг каждого сооружения. Со времен династии Чжоу палаты чиновников располагались в южной части дворцов, а покои наследника императора в северной. Кроме того дворцы были ориентированы фасадом на юг и располагались южнее рыночных площадей, как приказано учением фэн-шуй. Правящее семейство издавна связывало себя со стихией воды. Причин было две: одна основывалась на практичности и стратегии, а вторая тесно связана с мифами. Как известно Сяньян стоит на берегу реки Четырех Столиц Вейхэ – дочери великой Хуанхэ. С трех сторон окруженный неприступными горами, город считался перекрестком торговых путей провинции Шаньси, благодаря близости к течению реки. Такое местоположение гарантировало преимущество перед вассалами, что располагались ниже по течению. Такое выгодное расположение и побудило Шан Яна перенести сюда столицу. Согласно второй причине, предок царской династии Давей помог Великому Юю бороться с разбушевавшимися водами Янцзы, что по легендам чуть не затопили весь мир. По этой причине здесь ярко реяли голубые знамена, а на штандартах Цинь красовался черный цвет. Этот факт и объяснял наличие каменных черепах – символ стихии воды. Как говорил сановник времен Весен и Осеней, Сяо Хэ - Чем роскошней дворец правителя, тем могущественнее его царство. Весь этот комплекс внушал мысли о небесной гармонии. Но впечатление было обманчиво.

Здесь невозможно было утаить секреты, целая свора подобно пчелам вращалось вблизи августейшей четы. Чтобы пользоваться успехом в блистательном обществе, надо всегда иметь мнение по поводу политических событий. Парочка слов о градоправлении Шан Яна, затем плавно перейти к голодным бунтам в Хань и пожаловаться на северных варваров – этого достаточно для поддержания образа умного человека. Если хочется произвести впечатление на даму, прочитайте какой-нибудь легкое четверостишье из Книги Песен и назовите в авторы самого Конфуция, почему бы и нет?

И сегодня в этом круге, речь пошла о короле. Это покажется странным, но в этих величественных чертогах практически не упоминали вана*, вплоть до его недавней смерти. Двор предпочитал обсуждать поступки Люй Бувея и беседовать с ним, иногда позволяя судачить насчет многочисленных полководцах Цинь и военных успехах.
С тех пор, как Шан Ян приказал перенести столицу в Сяньян, история царства Цинь круто изменилась, но поворотной точкой стало прибытие сюда Люй Бувея. Двери в покои Люй Бувея открывались бронзовыми ручками в форме слоновьего хобота, весившими примерно 10 лян, так что требовались усилия, чтобы побеспокоить первого советника. Комната принца Ин Чжена выглядела куда заурядней, нежели покои его регента. В королевском дворце царил переполох, вызванный внезапной кончиной Ин Ижэня. Нельзя было сказать, что это был великий монарх, однако смерть его застигла на третьем году царствования. И не стоило телу остынуть, как начинали слетаться вороны, жаждущие власти.

Прогнозы фанши* были мрачными. Предсказатели указывали на мириады ярких звезд, отмечая, что смена власти происходит в Новолуние. В этот момент Нефритовый Император Юй-ди не в состоянии лицезреть события на земле, ибо Луна не освещает её. Новый властитель Цинь всего лишь мальчишка, который по неопытности может выбрать неверную стезю. Людям легче податься шепоту темных сил, нежели идти по учению Кун-цзы.

- Хватит говорить загадками. Я наняла вас, чтобы узнать будущее, а не слушать обрывки из Книги Перемен! – хоть королева-мать и поощряла наличие магов при королевском дворе, её мало интересовали тонкости их ремесла. Преимущественно, женщина надеялась с помощью этих неотесанных гостей, не позволить своему цветку увянуть.

- Природа любит симметрию, моя королева. В этом и заключена прелесть Инь-Янь, в симметричной гармонии двух противоборствующих начал. Отсутствие баланса и есть хаос, уродство и зло. Ваш сын, рожденный под знаком Дракона, полностью соответствует своему небесному покровителю, так говорят звезды. Но я не вижу в нем симметрии, - голос фанши становился все более приглушенным, пока окончательно не перешел на шепот. Седобородый маг в страхе преклонил колени перед королевой и близлежащим Люй Бувеем.

Тело Ин Иженя еще было окутано жизненным теплом, когда его жена и первый советник подозвали к себе магов. Покойный ван продержался в жерле политического вулкана всего три года, и под его началом армии Цинь потерпели сокрушительные поражения от королевства Чжао. Неужели его сын окажется последним на троне Сяогуна? И как скоро воинство невероятного Ли Му окружит Сяньян в свое кольцо, и покончит с великодержавными амбициями циньского народа?

- Все сильнее у меня складывается ощущение, словно фанши специально обучают этому запретному искусству говорить загадками и не радовать нас однозначными ответами? Или же в ваши ряды может вступить только тот человек, у которого эти навыки в крови? В королевстве Цинь после монарха есть три человека, которые обладают теми же полномочиями: Первый советник, Королева и его Наследник. Можно утверждать, что я одновременно являюсь всеми тремя, как фаворит королевы и регент наследника. Одного моего желания достаточно, чтобы убить не только вас, но и выжечь всю вашу магическую братию в горах Куньлунь, находящиеся под юрисдикцией Цинь! - вскрикнул Люй Бувей.

- Ин Чжен подобно сосуду, до краев залитому энергией Янь! В этом, разумеется, есть свои плюсы, ибо Янь - мужское начало, склонно порождать грандиозное, но это сила побуждает к опрометчивым движениям. Следующему монарху просто необходимо усмирить свой пыл энергией Инь, иначе произойдет война.

- Что? Какая война? Сумеем ли мы выжить? – царица Мейсян была встревожена этими словами и невольно прижалась к советнику Люй Бувею. Мужчина же встретил новость прохладней, ибо ожидал подобного исхода. Поднебесная живет войнами уже пять сотен лет, со времен падения династии Чжоу.

- Этого, небеса не позволили мне увидеть. Равно и её исход. Для моих глаз открыты лишь её масштабы. И могу с чистым сердцем ответить, в прошлом таких баталий не происходило. Вашей первостепенной задачей является либо открыть его разум для энергии Инь, либо всеми силами оградить его от реальной власти, пока тот не наломал дров. Это все, мои властители.

Гонцу понадобился фонарь, чтобы не споткнуться в кромешной тьме. Дворец Сяньяна просторен, и даже при солнечном свете в нем не составит труда заблудиться. Долговязый посланник удостоился наивысшей чести в своей жизни - первым увидеть лик будущего государя. Порученная ему задача возвестить уже монарха Ин Чжэна о его назначении быстро избавила его от тоски, вызванной смертью предыдущего хозяина. Взволнованный от радости, юноша фактически без спросу ворвался в покои мальчика, чтобы произнести лишь одну фразу.
- Король умер! Да здравствует король!

Следом в покои зашла королева Ин Мейсян, облаченная в изысканное платье из голубого шелка. Острому взгляды быстро стало заметно, что это было лишь накидкой на голое тело, ибо очертания её фигуры оказались весьма отчетливы. В переводе имя Мейсян означает спелая слива, и это имя точно подходило для женщины. Она была в самом расцвете сил, и её внушительный бюст как раз походил на две сочные, спелые сливы. Двигаясь лебединой походкой, королева прогнала прибывшего гонца движением указательного пальца и с улыбкой подошла к своему сыну. Её волосы не были закреплены спицами, и походили на прибрежные волны.

Женщина наклонилась прямо над своим сыном с легкой улыбкой. Лазурная одежда свисала под таким наклоном, открывая для Ин Чжена вид её оголенной груди. Следом женщина прикоснулась к щеке своего юного повелителя тыльной стороной ладони и произнесла:

- Мой мальчик, мне так жаль. Но, не унывай, ведь я всегда буду с тобой. Хочешь, я расскажу тебе сказку?

- Вы впервые рассказываешь мне сказку, любезная мать. Последней женщиной, из чьих уст до меня доносились сказания была Дзы Ся, - мальчик так и не смог забыть эту женщину. Хоть рассказывала она как сооружать ловушки для диких зверей, а большинство мифов и легенд, маленький Ин Чжен прочел сам. Самыми интересными для тринадцатилетнего юнца показались басни о Восьми Бессмертных, пьющих эликсир молодости, добытый в алхимических происках. Правда, басня о волшебной фее Си-ван-му – владычице запада, уже тогда показались ему не более чем небылицей для детей.

- Дзы Ся? Ты до сих пор помнишь её? Более не смей упоминать эту разбойницу в моем присутствии. Впрочем, не будем тратить на неё время. Ты же помнишь историю о пастушке и ласточкином яйце? – голос королевы Ин Мейсян резко изменился от наигранного сочувствия до подлинного гнева. Вспышка ярости быстро отступила перед материнской заботой.

- Я уже знаю историю про мальчика Дае, которому было суждено стать прародителем нашей династии. Но я не хочу слушать эту сказку. Мне интереснее будет история про Байи, - с детским азартом сказал Ин Чжен. Жизнеописание Дае говорило о власти и ответственности, а ребенка такие вопросы не заботят.

Добавлено (16.12.2014, 19:04)
---------------------------------------------
- Смотрю, ты уже вычитал все сказки. Ну ладно, Чжэн. Наш дальний предок по имени Байи жил в стародавние времена, в эпоху Трех Властителей и Пяти Императоров. Он завоевал расположение Императора Шуня тем, что умел приручать и дрессировать редких и опасных животных. Он умел говорить и на языке медведей, пел песни соловьев и общался с рыбами. Даже самые страшные чудовища, которыми принято пугать, подавались сладким речам Байи. Он умел обращаться с каждым зверем, которого встретил и обеспечил для Шуня самый настоящий зоопарк с диковинными животными из каждого уголка Вселенной. В благодарность Император, сделал его дворянином и пожаловал фамилию Ин, что значит победа. С тех пор наша царская семья носит эту фамилию. Кто знает, может, и ты умеешь дрессировать зверей?

- Тысяча извинений, что прерываю вашу беседу, но необходимо ваше согласие на ряд первостепенных указаний. Повелитель, для меня будет честью служить для вас первым советником, кем я и являлся при вашем отце. Повелитель? – третьим гостем оказался Люй Бувей. Этот изворотливый старик считался влиятельнейшим человеком в Цинь. Легизм Шан Яна не приветствует подобную породу людей – хитроумных торгашей, которым самое место на деревенском рынке, а не в запретном городе. Может он и не мог похвастаться достойным происхождением, но знал когда следует говорить, а когда молчать. Сейчас было время слов.

- Я знаю, что ты думаешь не об этом. Но ты должен утвердить дядю Люй Бувея в должности первого советника, как можно быстрее. Для общего блага. Он будет служить тебе и заменять отца, пока ты сам не станешь большим и грозным воином, - королева применила все возможное очарование, слегка прижалась к сыну, и медленным движением руки обошла молодую спину для объятия. Затем последовала улыбка во все 32 белоснежных зуба и этот нежно-доверительный взгляд.

Маленький король не смог найти подходящих слов и лишь вопросительным взглядом уставился на мать, слегка побаиваясь зловещей фигуры Люй Бувея. Его правая рука по неизвестным причинам была чуть короче левой, а это считалось плохой приметой. К тому же бывший купец тканями отличался высоким ростом и сияющими, прозорливыми глазами воробья, крадущего пищу из чужих гнезд. Но своим лицом сановник напоминал козла с острой пепельно-черной бородкой и выразительными усиками. В свои преклонные годы Люй Бувей сохранил юношескую прыть во многих смыслах этого слова, слегка поседел, и всегда старался скрыть низкую кровь изяществом своих нарядов. Даже в плане гардероба, советник превосходил своего царя, меняя одежду почти каждый день, вместе с царицей-матерью. Но сейчас мужчина покраснел от злости. Сейчас было самое время для его единоличной власти, и впервые в жизни Люй Бувей нуждался в чужом указе. При иных обстоятельствах, мальчик обязательно посмеялся над советником-помидором, но сейчас и сам был сильно взволнован.

- Ин Чжен, любимый, а что бы ты хотел сделать с титулом вана в первую очередь? – игриво спросила его мать, пробегаясь пальчиками по жестким волосам своего мальчика, собравшимися ёжиком. Мальчик растерянно осмотрелся по сторонам, будто в поисках подходящего ответа. Он впервые чувствовалось такую близость со стороны королевы-матери, отчего испытал приток застенчивости. Новообъявленный король не чувствовал уют, пока не бросил взгляд в сторону окна, откуда просачивался лунный свет. Ночные звезды придали ребенку взрослую уверенность, словно сами небеса подсказали Ин Чжену правильный ответ:

- Я хочу перестроить свой дом.

Это была его последняя дочь в покоях принца. На следующий день он спал и бодрствовал в палатах своего отца.

Примечания

Ван (王) – древнекитайский титул соответствующий королю или царю в Европейских странах.
Фанши (方士)– аналог магов в Древнем Китае


Боже, храни Диппера
Келлер написал в 20:54, 03.01.2015 #20
Проверенные
Это интересно!!!

Добавлено (03.01.2015, 20:54)
---------------------------------------------
Это интересно!!!

Келлер
0
0
Форум » Форум по Assassins Creed » Рассказы и фанфики по Assassin's Creed » Авторская тема by Trofimov-Assassin (Всем лучей добра)
Страница 2 из 2«12
Поиск: