Перейти на главную страницу AssassinsCreed.su


Вход Регистрация
Блоги на AssassinsCreed.Su

Главная » Блоги » Сообщества » Фанфикшен

Старенький доработанный фанфик

Опубликовано 22.04.2015 в 22:55


Название: Восточная ночь
Автор: Mrack
Тип: Джен(гет довольно расплывчато)
Фандом: ACR
Персонажи: Эцио, НМП
Рейтинг: PG
Жанр: Ангст
Размер: Драббл
Состояние: Формально сто лет как завершён
Дисклаймер: Assassin's Creed является собственностью Ubisoft Entertainment
Размещение: Выкладывайте где угодно, но ссылочку киньте, мне же интересно.

Небольшое авторское вступление. Фанфику этому года два, а то и три, писан был для какого-то конкурса у нас здесь, посему и не публиковался. Недавно я наткнулся на него, перечитал... И что-то накатило. Доработав напильничком язык и внеся поверхностные, чисто косметические изменения, выставляю сие творение на суд широкой публики. Наконец-то. P.S. Выкладываю здесь, а не в персональной теме, потому как форум по фикам похоже скончался. Мои соболезнования.

Восточная ночь.
«Хм, а ведь правду говорят, на огонь можно смотреть вечно!» - подумал Эцио. Он сидел на расшитых со всей восточной роскошью подушках и наблюдал, как поглощаются огнём сухие дрова в камине. Сквозь полуоткрытое окно комната постепенно наполнялась бархатистым дурманом темноты, мягкие дуновения бриза несли с собой дух моря, лавра и мирта, крик чаек и шёпот засыпающего Истамбула. Запахи и шорохи преображали окружение, витиеватые птицы на персидских коврах будто оживали, а богато выписанные золотой нитью райские цветы обретали запах и свежесть. Дышалось глубоко и свободно. Мир был прекрасен, всё в облике сегодняшней ночи располагало к покою и умиротворению. Однако на душе было неспокойно… Какая-то мысль, ещё не успевшая оформиться в сознании, оплетала душу и терзала разум, и более всего страшила своей неопределённостью. Старик оторвал взгляд от огня и отчего-то стал рассеянно изучать старый, работы византийских мастеров камин. Изразцовая отделка, прекрасная когда-то, потемнела от копоти и времени. Эцио, переворошив угли, подкинул дров, и пламя выстрелило созвездием огненных искр. Ассасин тяжело встал и, отворив резные ставни, взглянул на город. Над Константинополем, жемчужиной Османской империи, воцарилась ночь.
О, восточная ночь! Как изумительна твоя тишина, сотканная из столь великого множества звуков! Как чаруют и увлекают твои ароматы! Ты прекрасна: на тёмно-синем небе, меж россыпей брильянтов-звёзд, поднимается красавица луна, её бледный мягкий цвет освещает тёмные доки, серебрит волны Босфора и разливается на кровлях домов, куполах минаретов. Здесь правит бал Селена, и у неё ещё столько времени до рассвета!
Эцио не мог оторвать взгляда от этого великолепия. На мгновение от такой красоты старик забыл о гнетущем чувстве в груди. «Как жаль, что природа не одарила меня умением творить, даром поэта или художника! Я не смогу передать миру всю эту красоту, она существует здесь и сейчас, и никогда более не повторится», - с сожалением подумал ассасин.
На синем небе промелькнула дрожащая тень - птица. Каждый взмах давался ей с трудом, видимо из-за раны или болезни. Она из последних сил взмахнула крыльями, но, не в силах достичь спасительного карниза, нырнула в тьму пыльных переулков. Что-то страшное было в этом падении, что-то близкое… Неумолимость… Неопределённость… Они снова были здесь. Эцио вздохнул и, отойдя от окна, вновь устроился у камина.
Тихую дрёму прервали шаги за окном. Пришелец ещё не поник в Убежище, но старый убийца уже знал, кто это. Интуиция и опыт не подвели – в комнату действительно вошёл Сами Рубен-Оглы. В свои неполные двадцать три он сумел стать помощником Командира Северной Имперской базы, причём полностью оправдывал оказанное ему доверие. Сами был довольно сообразительный и сметливый рекрут, он нравился Эцио. Получив двумя днями ранее задание выкрасть важную вещь, попавшую к тамплиерам, он, похоже, спешил сообщить, что задание выполнено.
- Наставник, дело сделано! – с порога выпалил ассасин,
- Что ж, прекрасно, завтра утром возьмешь у Юсуфа свою награду. Скажи, Сами, как всё прошло?
- Тихо. Похоже, меня так никто и не заметил. Только вот пришлось израсходовать последний парашют, по-другому из здания было не выбраться. Могу я попросить у вас ещё хотя бы один? – и ученик вопросительно взглянул на него.
Эцио усмехнулся. На поясе у молодого убийцы, помимо изогнутого ятагана и кинжала с широким кривым лезвием, болталась «пустая» сумка с парашютами, из которой предательски выглядывал клочок ткани.
- Ну и зачем, Сами, ты пытаешься меня обмануть? Мои глаза ещё верно мне служат.
- Простите, Мастер, я должен был сразу вас спросить. Могу я взять один лишний парашют? – голос молодого человека немного дрогнул, когда Эцио обличил его в обмане, но тут же исправился. Силы воли юнцу было не занимать.
- Позволь узнать причину, по которой он тебе понадобился. Разумеется, что-то для Братства, не так ли? – Эцио усмехнулся. Старику не хотелось сейчас допытываться до него, но роль наставника обязывала.
Сами секунд тридцать молчал, все не решаясь начать, и, наконец, сказал:
- Дело, в том, Мастер, что я влюблён. В одну очень хорошую девушку. И сегодня, в полночь, у нас свидание. Мы знакомы уже год, и я хотел бы, чтобы оно запомнилось навсегда. Я хотел устроить эффектное…
- Можешь не договаривать, - Эцио и так всё понял – Сядь. Не волнуйся, у тебя ещё час.
Сами Рубен-Оглы опустился на подушки рядом с Наставником и снял маску. На его лицо упал желтоватый свет свечи. Это был смуглый турок, с чёрными, как смоль, волосами и живыми бегающими глазами. Во взгляде его мелькало что-то кошачье. Молодой ассасин вопросительно посмотрел на итальянца.
- Расскажи мне о ней, – неожиданно попросил Мастер-ассасин,
-О моей возлюбленной?
Сами удивился, но начал рассказывать:
«Её зовут Констанца, и она самое прекрасное создание Аллаха из существующих на Земле. Она два года назад приехала в Истамбул из Испании, хоть она гречанка по отцу. Её семья уехала из города после захвата Византии, когда её отец был ещё совсем юн, а она решила вернуться на родину. Теперь Константа на держит небольшую гончарную лавку в Красильщиках. Там мы с ней и познакомились: я зашёл купить пару крынок для матери, но, увидев её, забыл обо всём.
О, как Констанца прекрасна! У неё нежная кожа цвета слоновой кости, огромные зелёные глаза, смотреть в которые можно бесконечно, маленький остренький носик, тонкие брови и пышные, ниспадающие на плечи чёрные волосы. Она невысока, её формы округлы, ножки тонки и стройны. Она была словно сама красота, обретшая жизнь благодаря Божественному повелению! Я с первого взгляда понял, что никогда в жизни не видел девушки красивей!»
Ассасин слушал молча. Сами рассказывал, и в его глазах сиял так хорошо знакомый Эцио огонёк. Неужели и я был таким впечатлительным, таким восхищённым совершенством женщины? В голове, один за другим, рождались воспоминания, запахи, голоса. И вослед воспоминаниям проявлялись образы столь милых сердцу девушек…
Кристина, чью гордость и неприступность он смог победить однажды, за что был награждён чувственной, нежной любовью. К сожалению, удержать её не удалось, и ассасин опомнился лишь тогда, когда было уже слишком поздно.
Роза, эта обаятельная воровка, с чьей страстью мог сравниться только пыл самого Эцио. Их роман вспыхнул, как утренняя звезда, но также быстро и погас. Несомненно, часть своей души эта девушка навсегда оставила в сердце ассасина.
Катерина. Когда будущий Мастер-ассасин впервые увидел её, он никак не мог предполагать, что графиня Форли заставит его так страдать. И ведь, похоже, она его никогда не любила!
Ещё был разные случайные связи с куртизанками и другими девушками, за которые поседевший убийца теперь частенько себя корил, но для сердца Эцио они прошли почти незаметно.
А потом - пустота! Сколько лет прошло с тех пор, как он расстался с Катериной… Эцио вдруг подумал: «А вдруг он больше никогда в жизни не может этого испытать?! Весь остаток жизни ему придётся провести лишь в воспоминаниях?» Более горького чувства старый ассасин в жизни никогда не испытывал. Из тумана сомнений и раздумий вдруг выплыло осознание. Страшная мысль, как бы насмехаясь, кричала ему: «А ведь ты уже старик, Эцио, ты больше не способен любить!» Осознание резало ему душу.
Сами был более не нужен. Эцио отпустил его на свидание, вроде бы даже отдал ему лишний парашют. Старческая сентиментальность? Всё равно… Не имеет значения. Хочется забыться и заснуть…

***

Свеча давно погасла, огонь в камине тоже. Персиковые лучи солнца лились из окна, и под их светом золотые узоры на коврах и подушках розовели. Казалось, что изразцы на камине тоже отчистились от грязи, так они сверкали в живительных лучиках света! Наставник вновь подошёл к окну. За ним, разливая свои лучи на всё вокруг, вставало из-за тёмных теней мечетей солнце. Стены домов и вода покрылись мягкой позолотой, на листьях деревьях сверкала кристалликами утренняя роса. Город просыпался.
Вдруг итальянец услышал звук шагов: по улице шла прекрасная молодая девушка в зелёном платье. Её огненно-рыжие волосы пылали в свете зари, а щёчки румянились алым. Эцио вспомнил эту девушку. Независимо от него самого в сердце зародилась и быстро набрала силу надежда, расцвела в его душе уверенность. Будто рассвет, разгоравшийся на улице, засветились в его глазах два огонька. Ассасин бросил ещё один взгляд на зарю, на Стамбул, на девушку и загадочно улыбнулся. Он оправил плащ, накинул капюшон и выпрыгнул из окна навстречу своей судьбе.
Поделиться с друзьями
Просмотры
1 614
Комментарии
0
Рейтинг

Некая ссылка на статью

Главная

Форум

Скачать:
 -  Патчи
 -  Трейнеры
 -  Разное

Медиа:
 -  Видео
 -  Саундтреки
 -  Обои
 -  Скриншоты
 -  Аватары

Особое:
 -  История
 -  Сюжет
 -  Артбук
 -  Разработчики
 -  Джейд Реймонд

Assassins Creed:
 -  Новости
 -  Рецензия
 -  Прохождение
 -  Советы
 -  Статьи
 -  Карты

Assassins Creed 2:
 -  Новости
 -  Прохождение
 -  Гробницы
 -  Истина
 -  Карты
 -  к/ф AC: Lineage

AС: Братство Крови:
 -  Новости
 -  Дата выхода
 -  Мультиплеер

Карта сайта

AssassinsCreed.Su — русскоязычный фан-сайт игры "Ассасин Крид".
(c) 2007-2017